Интервью

«Раз штрафуют, значит дело серьезное»:
Как проходит карантин в Германии

Рассказывает Константин Платонов, житель Хеппенхайма
Текст: Миля Сафина
Германия входит в десятку стран с наибольшим количеством заболевших. MediaGoods продолжает серию интервью с людьми, живущими в самых разных точках мира. Как проходит карантин в небольшом городе в Германии, нам рассказал Константин Платонов, который живет здесь уже 16 лет.
Константин Платонов,
сотрудник охранного предприятия: :


Я живу в городе Хеппенхайм в земле Гессен, в 50 км от Франкфурта-на-Майне. Он небольшой — население 25 тысяч. Я живу в Германии уже 16 лет. Моя супруга имеет немецкие корни и ее семья давно планировала переезд в Германию по программе «поздние переселенцы».
В бытовом плане я обустроился довольно быстро, а вот освоение шло намного медленнее и заняло лет пять-шесть. Все было новое: правила и права, негласные традиции, языковой барьер. Сейчас я работаю в охранном предприятии: закрываю и ставлю объекты на сигнализацию, веду контроль, выезжаю на сработавшую сигнализацию. В этой области я уже семь лет.
До этого был простым рабочим на производстве мыла и шампуней, был кровельщиком, водителем погрузчика на складе. Финансовое положение моей семьи во время пандемии совершенно не изменилось. И я, и супруга продолжаем работать полный день, наши фирмы не закрылись.
Сразу оговорюсь: о карантине по всей Германии я судить не могу, в разных регионах ситуация своя. В том же Баден-Вютенберге карантин намного жестче, чем у нас в Гессене, — это один из самых пострадавших регионов Германии, наряду с Баварией и Северной Рейн-Вестафалией.
Впервые я услышал о вирусе в феврале, и беспокойства эта новость у меня не вызвала. А уже 13 марта в земле Гессен ввели карантин. В первую очередь закрылись общественные места: школы и детские сады, библиотеки, музеи, кинотеатры, парикмахерские, кафе и рестораны. Детские и спортивные площадки обнесли стоп-лентой.
Все продовольственные и хозяйственные магазины остались открытыми, но на входе появилась охрана, следящая за тем, чтобы люди дезинфицировали руки и ручки тележек. Если в помещении набралось много народу, охрана перекрывает свободный вход в магазин, дожидаясь, пока количество людей в помещении снизится. В первую неделю карантина это породило небольшие очереди перед магазинами, человек на 10−15.
Жестких карантинных мер в земле Гессен не ввели, единственное ограничение — контакт с другими людьми. В остальном от правительства, как местного, так и федерального, постоянно озвучивались просьбы о разрыве социальных контактов (не ходить в гости, не собираться больше трех, держать дистанцию в полтора-два метра) и о личной гигиене (мытье и дезинфекция рук).
Примерно на второй неделе карантина ужесточился контроль над соблюдением требования не собираться больше двух, не контактировать со знакомыми и родственниками. Это не касалось людей, проживающих вместе, то есть семейные прогулки не возбранялись. Полиция могла подойти и потребовать доказательства близких родственных связей (родители и дети, муж и жена).
В конце марта правительство объявило о возможности ужесточения карантина в плане свободы передвижения по улицам. Все работодатели выдали своим сотрудникам справки о распорядке рабочего дня, где было указано, в какое время сотрудник идет на работу или с работы. В мерах карантина предусматривался выход из дома только в случае необходимости — магазин, работа, врач. Я, как работник службы безопасности (охранное предприятие), получил документ, разрешающий свободное передвижение в течении 24 часов.
Город сам по себе выглядит достаточно пусто, но за городом народу хватает: кто-то выбирается на семейные прогулки, кто-то позаниматься спортом и покататься на велосипеде. Полиция ведет себя адекватно, как и всегда. Разве что, увеличилось количество патрулей в парках и на центральных улицах. Но их позиция — спокойное наблюдение.
Перед началом карантина и в первую его неделю, было заметное оживление. Люди закупали продукты и хозяйственные товары, столпотворение в магазинах было как перед большими праздниками. Магазины не справлялись с пополнением товарных полок, поэтому на многие виды продукции образовался дефицит. Почти во всех магазинах были введены ограничения на количество дефицитных товаров в одни руки. В течении пары недель это прошло.
До народа не сразу дошла серьезность ситуации, поэтому было выписано несколько небольших штрафов в связи с нарушением дистанции и сбором людей в группы. Я слышал от знакомых о суммах в 25 евро. Но это у нас в городке. По новостям слышал о штрафах до 200 евро за нарушение этих правил.
Что еще я узнал из новостей? До августа в Германии полный запрет на все народные собрания и гуляния. В некоторых землях, например Северной Рейн-Вестфалии, руководство продлило общий карантин до июня. Впервые за 70 лет отменили Октоберфест, который традиционно проводится в Мюнхене. Также по радио сообщали о собрании протестующих во Франкфурте-на-Майне в количестве 250 человек. Полиция задержала особо активных демонстрантов для выписки штрафов. Сообщали о случаях провокаций, направленных на полицейских: подростки кидались камнями и бутылками. Где-то в конце марта жевали тему о хулиганах в Маннхайме, сокращающих дистанцию до стариков и плюющих им под ноги, или кашляющих в лицо. Говорилось о нескольких заявлениях в полицию.
Но в основном карантин проходит достаточно бодро, настроение в обществе не подавленное.
По гессенскому радио никакого траура, но при этом не забывают напоминать о серьезности положения. Развлекают народ разными позитивными новостями — например, из дома престарелых, где поставили большие экраны внутри и снаружи, подключили камеры и теперь родственники могут общаться почти вплотную. Или призывом в устроить общегессенскую гриль-вечеринку на дому. Всех зовут включаться в эфир посредством телефона и мессенджеров и делиться, насколько весело проходят семейные мероприятия. Это то, что слышно по радио и телевидению.
Остальные новости об окончании карантина подаются под соусом «доживём до второго мая, а там посмотрим». Сплошная неясность, что будет дальше. Но судя по графикам, график заболевших пошел вниз, что радует.
В масках ходили единицы, но с четвертой недели карантина правительство озвучило просьбу, чтобы в местах скопления народа люди носили маски. Это была рекомендация и просьба проявить сознательность. Теперь в магазинах все поголовно в масках, на улице многие их снимают.
Как я уже говорил, вначале карантин не был воспринят особо всерьез. Но после первых штрафов дисциплина на улицах начала налаживаться. Дело, скорее, не в боязни штрафов, а в осознании — раз штрафуют, значит дело серьезное.
При потере работы гражданам предлагается стандартная помощь — пособие по безработице. Если же фирма, в которой работает гражданин, переходит на короткую рабочую неделю, государство платит 70% от «чистой» зарплаты. Работает это так: сотрудник работает два дня в неделю, работодатель платит зарплату за эти два дня, государство оплачивает остальные три дня по 70% от «чистой» ставки.
Для меня жизнь в карантине практически не изменилась, но начинает напрягать закрытие парикмахерских, кафе и всякого рода развлечений, куда можно пойти с детьми — ощущение, что жизнь замерла. Не скажу, что это плохое ощущение. Скорее непривычно.
Государство также помогает мелким и средним предпринимателям, пострадавшим от последствий вируса — им полагается разовая выплата от 2 до 30 тысяч евро. На эту помощь могут рассчитывать также люди «свободных профессий» — фотографы, художники, адвокаты, артисты. Нужно подать заявку на получение помощи. Рассматривается заявка достаточно оперативно, я не слышал о скандалах, связанных с задержкой выплат.
Единственное — пандемия нарушила наши планы на отпуск. В этом году мы собирались поехать в Испанию на своей машине, но отказались из опасения осложнений в виде местного карантина и возможного роста криминала. Безопасность и спокойные нервы вышли на первый план. Решили устроить небольшую поездку в границах Германии.
После снятия карантинных мер я в первую очередь займусь фитнесом, планировал начать ходить в спортзал в апреле.
Фото: 123rf.com
Поделиться статьёй:
comments powered by HyperComments
Читайте также:
Made on
Tilda