Интервью

Иван Жвакин и Влад Канопка. О кино, карантине, соцсетях и коте

Актёры сериала «Молодёжка» дали нам большое, очень большое интервью
Беседовала: Наталья Рысева
Побеседовать с двумя молодыми актёрами нам удалось накануне их встречи со зрителями в молодёжном центре «Нур». Разговор был долгим и совершенно не соответствовал заранее продуманному плану интервью. В уютном караоке-баре «Компот» мы Иваном Жвакиным и Владом Канопкой поговорили о многом и совсем чуть-чуть — о «Молодёжке».
Начнём с коронавируса. Как он повлиял на ваши планы?
Влад Канопка: В апреле должен был начаться проект на Шри-Ланке, но в итоге всё закрылось. Я не расстроился, потому что опыт есть ещё с институтских времён, когда тебя утверждали на роль, а потом съёмки срывались. Спокойно к этому отношусь: утвердили — работаем, нет — пошли дальше. Два месяца карантина я, в отличие от Вани, который был в Москве, пересидел в Питере, там было маленькое количество заражённых. Жил недалеко от Финского залива, бегал, читал, не болел. Хотя нужно сдать тест на антитела. И ещё мне повезло: проект, в котором сейчас снимаюсь, запустили в июле, поэтому я плавно из карантина в него заскочил.
Иван Жвакин: Мне нужно посидеть рядом со счастливчиком (смеётся). У меня встали два проекта, и я не знал, когда они снова «разморозятся». Общий психоз шёл из каждого утюга, в происходящем было что-то сюрреалистичное, в это не хотелось верить. Я люблю фантастику и пересмотрел множество постапокалиптических фильмов, но, если честно, меня угнетало непонимание: для чего всё это делается, кто всё это делает, зачем это запустилось, с какой целью так кошмарят людей.
А кто-то это запустил, по-вашему?
Иван Жвакин: Мы узнаем об этом со временем, чуть позже. Я уверен, что все тайны раскроются. А вот конкретно почему так реагировало наше правительство - штрафы, камеры… Понятно, что нужны были ограничения.
Влад Канопка: В Италии было 22% смертности! Как ещё реагировать, тем более, что Москва - такой крупный город.
Иван Жвакин: Потом еще история с двумя выходами в неделю или про то, что гуляют жители домов с чётными/нечётными номерами…
Я снимал квартиру с соседями, и они все резко разъехались, а одному платить за квартиру накладно. Ну и я, недолго думая, не понимая, долго ли всё продлится, просто купил автомобиль, взял кота и уехал в Челябинск к маме. Вот там я уже отсиделся. Прекрасная погода, Челябинск, озёра, водохранилище, лес — просто отлично провёл время. Мне кажется, что в этом году классная погода была из-за того, что многие заводы встали и промышленность не загрязняла окружающую среду.
Во время локдауна удалось пополнить культурный багаж? Многие, наконец, нашли время на чтение книг и просмотр фильмов и сериалов.
Иван Жвакин: У меня и так всегда было время на это всё.
Влад Канопка: Я перечитал большое количество книг и пересмотрел фильмы, получившие награды Каннского и Венецианского кинофестивалей за 20 лет.
Согласен с выбором жюри?
Влад Канопка: Тонкий вопрос… Гран-при присуждает жюри, это не профессионалы, они зачастую отмечали геополитические и этнографические вещи, а вот приз кинокритиков — это уже за работы другого плана. Допустим, жюри вручило награду иранскому фильму, который снял таксист. Он поставил в такси скрытую камеру и общался с людьми на разные политические темы, а потом сделал нарезку. С точки зрения кинематографа, ничего в этом такого нет, но потом я узнал, что этот таксист — режиссёр, которому запретили на 20 лет в Иране снимать кино, и стало понятно, за что ему дали награду.
За героизм?
Влад Канопка: Конечно. За любовь к профессии. Я просмотрел 40 фильмов, из которых процентов шестьдесят — это остросоциальные драмы, гиперреализм, трясущиеся камеры. Я люблю кино более художественное. Впечатление произвела «Любовь» Ханеке. Крутое кино.
«Любовь»
Французско-немецко-австрийский художественный фильм 2012 года, камерная драма режиссёра Михаэля Ханеке.
Какой современный отечественный фильм достоин приза Канн?
Влад Канопка: «Хандра». «Чики» — отличный сериал, который можно было снять как социалку, где все в унынии, а режиссёр сделал всё через художественный ракурс.
«Хандра»
российская комедия режиссёра Алексея Камынина.
«Чи́ки»
российский комедийно-драматический сериал. Режиссёр: Эдуард Оганесян
Иван Жвакин: А я домой, на родину уехал. У меня там родня, друзья. Старался быть в курсе того, что происходит в мире, и меня это только расстраивало. Кто-то поддавался панике, кто-то протестовал, а я просто старался наслаждаться тем, что ещё жив.
Как ощущаешь себя, когда обретаешь популярность? Как знакомые реагируют на то, что перед ними теперь узнаваемый артист?
Иван Жвакин: У кого-то самозащита некая включается, а кто-то наоборот тянется к тебе. Если человек испытывает неловкость в общении со мной, то и мне неловко, хочется его как-то расслабить, расположить. Тем более, если это знакомый. Я видел пафосных зазвездившихся людей, и мне так не понравился этот стиль поведения, что никогда бы не хотел стать похожим на них. Я отрезал у себя эту отвратительную жилку. Хочется быть непосредственным и в общении, и в знакомствах, надеюсь, это ценится.
Влад Канопка: Популярность в Москве не ощущаешь, потому что Москва большой город. Я спокойно езжу на метро. Из наших работ самой популярной была «Молодёжка», но сериал давно уже прошёл. Я ощущаю нормальное, адекватное отношение к себе со стороны окружающих, мне это никак не мешает. Просто для меня сама популярность ничего не значит как таковая. В век медиа и Интернета стать популярным ничего не стоит, у меня просто планка завышена в плане актёрского мастерства и тех идеалов, к которым нужно стремиться.
Популярность даёт какие-то бонусы, безусловно, но если бы их не было, ничего страшного не случилось бы.
Вы играли в одном спектакле, сериале, ездите на встречи вместе. Не надоели друг другу?
«Билокси блюз»
— комедийный спектакль, в котором Иван Жвакин и Влад Канопка играют вместе.
Влад Канопка: У нас отношения уже на другом уровне.
Иван Жвакин: Стараемся не бесить друг друга (смеётся).
Влад Канопка: Мы с Ваней на дружеской ноге. Не сказать, что прямо друзья, которые собираются, звонят друг другу каждый день, но на выездах мы с Ваней всегда.
Сцена из спектакля «Билокси блюз», фото: vk.com/ctc_molodezhka
Дружеские отношения помогают играть в фильме или спектакле?
Иван Жвакин: Очень здорово, когда налаживается контакт с партнёром, а если его нет или он негативный, то это только мешает. Тут только талант перекроет видимую неприязнь.
Влад Канопка: Определённый механизм, конечно же, есть — отталкиваться от свойств психики. Это всё научение. Опыт. Де Ниро как-то играл в одном фильме с актёром, с которым в кадре у них должна была быть суперненависть. Так он этого человека весь съёмочный период специально игнорировал, а потом сказал: «Извини, просто роль была такая».
Иван Жвакин: Не знаю, очень экзотический подход. Я сторонник того, что если контакт налажен, то у вас намного ярче получится история.
На съёмках сериала «Молодёжка», фото: vk.com/ctc_molodezhka
По большому счёту не важно с кем играть?
Влад Канопка: Хочется играть с ребятами как минимум своего профессионального уровня, а как максимум — выше.
Иван Жвакин: Да, с наставниками, со старшими коллегами. Если брать «Молодёжку», то там с каждым из «взрослого состава» хотелось постоять в кадре. Хотя бы посмотреть со стороны, как они работают.
А что конкретно вы считываете у них, чему учитесь?
Иван Жвакин: Чтобы губа не дрожала, о того что рядом стоишь, нервный тик убрать (смеётся). Самый кайф наблюдать, как он берёт листок и начинает «разжёвывать» текст, размягчать его. Друг другу бросаете [реплики], начинаете парировать…
Влад Канопка: Вот, например, мы работали с Денисом Никифоровым. У него опыт, плюс хорошая память, он огромные тексты «прожёвывал» буквально с двух прочтений. Для меня это был урок, ведь в проектах, где работаешь много и быстро, со слабой памятью ты просто не вывезешь. А так, конечно, помогают подсказки старшего поколения, которые тебя направляют: где-то перспективу протянуть, где-то логические ударения, паузы психологические сделать.
Денис Никифоров
Российский актёр театра и кино, исполнитель роли тренера Сергея Макеева в сериале «Молодёжка».
Денис Никифоров, фото: vk.com/ctc_molodezhka
Как по-вашему, стоит тянуть популярный сериал до последнего и заработать на нём, или вовремя поставить точку, уйти?
Иван Жвакин: По-моему, ответ очевиден.
Влад Канопка: Ну ты же изначально, на этапе разговора с режиссёром процентов на 80 понимаешь, куда ты вписываешься, какой продукт получится. Поэтому, если ты идёшь зарабатывать деньги, то это «долгоиграйка», а если ты снимаешься в крутом проекте, то это либо полный метр, либо всего несколько серий.
Участие в популярном сериале в наши дни ограничивает актёра, он становится заложником одной роли?
Иван Жвакин: Сейчас такой плотный поток информации, столько всего появляется нового, что это уже не имеет значения, так как раньше.
Влад Канопка: Актёр может быть одной роли и одного амплуа, если его используют в этом амплуа. Надо показывать, продавать себя, требовать утверждения [на роль], приходить и доказывать режиссёру.
В каком из известных сериалов хотели бы сняться и в какой роли?
Влад Канопка: Все топовые сериалы НВО интересны. Или «Больница Никербокер», например, крутой проект. В театре я точно знаю, какая драматургия мне близка. «Тиль» Григория Горина — потрясающий материал, первая роль Николая Караченцова в «Ленкоме», Треплев в чеховской «Чайке», шекспировский «Ричард III», но это на попозже, сейчас я для этой роли молод, «Калигула» Камю.
Иван Жвакин: Меня всё устраивает, а по поводу сериалов… Знаете, когда тебя в сотый раз спрашивают, а смотрел ли ты тот или иной американский сериал и настаивают: «Посмотри!», то задумываешься, а стоит ли? У меня отторжение пошло. Я, конечно, не прав. Ты должен быть в потоке и понимать, что сейчас происходит, каковы реалии и тренды. Я для себя усвоил, что на любой вкус и зрителя найдётся свой сериал и не один, а десяток и даже больше.
Когда у нас появятся сериалы такого уровня?
Влад Канопка: Так уже снимают! Те же «Чики», «Мёртвое озеро» с Цыгановым смотрели? Есть достойные русские сериалы. «Содержанки» Богомолова хорошая работа. Тот же проект с Петровым «Звоните ДиКаприо!», «Кухня на СТС — замечательная оригинальная вещь, ее сейчас купили итальянцы, кажется. А «Молодежку», кстати, купли китайцы. С появлением платформ START, PREMIER, more. tv и других, конечно, телефильмы не дотягивают до уровня НВО, но в целом сериальное производство сейчас и пять лет назад — это небо и земля.
Сменим тему. Соцсети вам для чего?
Влад Канопка: Опять же изначально биологически — показать свою доминантность.
Иван Жвакин: Получить одобрение
Влад Канопка: Мы с Ванькой не сидим в соцсетях, выкладываем раз в семь дней фотографии. Нет у нас там никаких проектов, юморески не снимаем. Хотя у меня уже есть идея для Instagram, посмотрим, что получится. Хорошая возможность для актёров. Тот же самый Лапенко, с которым мы, кстати, вместе учились. Он крутейший артист, но его никто не знал. Еще в институте на капустниках он делал все те образы, которые сейчас популярны. Сам себя сделал. Это какой-то новый уровень — толковый актёр, хорошая режиссура плюс формат. Сейчас Антона приглашают в хорошие проекты, и я рад за него.
Антон Лапенко
Российский актёр, видеоблогер, создавший серию роликов в стилистике VHS 1980—1990-х годов, где он предстаёт в разных образах.
Иван Жвакин: Я считаю это модернизацией того, как актёры раньше ходили по «Мосфильму» и стучали в двери, чтобы раздать свои фотографии. Я попал на тот период, когда на дверях написано: «Фотографии не принимаем!», а тут можно насиловать информационное поле как тебе вздумается. Я соцсети использую как личный дневник.
Вы оба так или иначе коснулись музыки. Иван учился в музыкальной школе, Влад гастролировал с тенорами. В работе этот опыт помогает? И вообще, нужно ли актёру иметь подготовку в какой-то другой области — спортивную, например?
«Однажды в Италии»
— музыкально-драматический спектакль, в котором Влад Канопка принимал участие вместе с исполнителями арт-проекта «Тенора XXI века».
Влад Канопка: У меня слабая координация слуха и голоса, сложно попадать в ноты, хотя слышу, когда не попадают. У меня чувство ритма хорошее.
Иван Жвакин: Я изначально считал себя наёмником, не подверженным никакому определённому театру. Но в общем, если ты многогранен, то это пригодится в определённый момент, и ты не знаешь когда. Я очень люблю музыку и с удовольствием использовал бы свои навыки, но пока жду [предложений].
Когда к нам в институт приходил Егор Бероев и давал мастер-класс, он говорил: «Ты должен от стенки сальто сделать, если попросят. Сделал — тебя берут, не сделал — пока!»
Влад Канопка: Уровень-то разный у всех. Райан Гослинг в «Ла-Ла Ленд», или Хью Джекман в мюзиклах, где он потрясающе поёт и танцует, — профессионально этим занимаются. Я для год ходил на вокал, «подраскачался», конечно, но мой уровень не для музыкального театра и даже не для театрального вокала. Я могу спеть на уровне «Шпаги звон, как звон бокала…».
А как же музыкальный спектакль «Однажды в Италии»?
Влад Канопка: В спектакле я играю одного из братьев, который рассказывает историю, а другие поют. В некоторым местах я открываю рот, а за меня поёт Дима Сибирцев, прекрасный вокалист.
Сцена из спектакля «Однажды в Италии». Влад Канопка (Федерико Солоцци) и Дмитрий Сибирцев (синьор Пасторелли)
Съёмки в сериале «Молодёжка» требовали хорошей физической подготовки и умения кататься на коньках?
Влад Канопка: Нас готовили.
Иван Жвакин: Спасибо продюсерам, они молодцы, это было очень грамотно. За полгода нас начали готовить.
Влад Канопка: За четыре месяца до первого сезона занимались три раза в неделю. Кто мог, кто не мог, но все пытались, потому что проект про хоккей с оригинальной историей. Хоккей в России — спорт номер один.
Кому сложнее: спортсменам или актёрам?
Влад Канопка: Задачи разные. Нам нужно было научиться стоять на коньках. Все трюки делали хоккеисты, потом уже, к четвёртому сезону, уже кто-то из актёров сам
их выполнял.
Иван Жвакин: Катание на коньках и игра в хоккей — это разные вещи. А съемки хоккея — вообще отдельный разговор, потому что это постановка, как ни крути. К третьему сезону мы уже отлично катались. Думаю, медведя можно научить за столько времени.
Но чтобы эстетика была в самом катании… Это, конечно, хоккеисты. Мы удивлялись, какая у них физическая подготовка, что они делали на льду… Они с трёх лет на коньках, начинали вот с таких крохотных конёчков. Сколько они их сменили за жизнь.
фото: ruskino.ru
Влад Канопка: Одно дело выезжать на тренировку на полтора часа, потом у тебя раскатка, затем игра — три тайма по 20 минут. А на съемках хоккеисты сами поражались тому, что съемочный день 12 часов, один час на обед, и ты всё это время на коньках. Физически для меня сложнее всего было выдержать первый сезон.
Иван Жвакин: Некоторые болели, организм не выдерживал, падал иммунитет. Но нас кормили витаминами, давали витаминные коктейли.
Влад Канопка: Дмитрий Табарчук, продюсер, заканчивал медицинский, он знал, что делать.
Кристиан Бэйл для фильма «Машинист» похудел до катастрофического состояния, потом он набрал мышечную массу для «Бэтмена». Вы готовы идти на такие подвиги ради роли?
Влад Канопка: «Машинист» — это материал на «Оскар», плюс Бэйл — профессионал…
Иван Жвакин: За такие деньги? Ещё бы (смеется)! Ну нет, конечно, здесь важен уровень подготовки самого проекта.
Влад Канопка: У нас растёт уровень режиссуры, понятно, но пока нет ни одной актёрской работы в кино последние два-три года, которой я бы восхитился. Тот же Сергей Витальевич Безруков, который, по моему мнению, входит в тройку лучших наших актёров, — нет для него работы, нет материала в кино. Нет проектов уровня «Джокера» с Хоакином Фениксом, который, я считаю, топ, вершина. Тот же Бэйл, который, к слову, снимался у моего мастера Владимира Грамматикова в «Мио, мой Мио», он профессионал и фанатик, ему уже уровень гонорара не важен, ему необходимо саморазвитие. Когда он видит такой материал, как «Машинист», то перед ним вызов — смогу или не смогу сделать, а деньги уходят на третий план.
Что делать актёру, который чувствует в себе потенциал, а ему не предлагают такие роли?
Влад Канопка: Ту нужно не только на агента полагаться, но и самому продвигать себя, продавать. В театре для меня, например, ролей интересных больше, там есть, что пробовать, дают характеры поиграть.
Да уж, сериалов уровня НВО у нас снимают мало.
Влад Канопка: Сейчас столько всего есть на новых интернет-платформах и они набирают ход, их рейтинги растут. Я не вижу проблемы, её нет.
Иван Жвакин: А мне вот интересно, а не переломит ли сериальная индустрия полный метр? Сейчас делать сериал выгоднее и материально и сценарно.
А вот да, что сейчас посмотреть в кинотеатре?
Иван Жвакин: Не знаю, давно не был.
Влад Канопка: Я хочу сходить на «Стрельцова». Кстати, посмотрите трейлеры и обязательно короткий метр от Bubble Studio, которая сняла фильм по российским комиксам, главный герой которых — майор Гром. Уровень и качество достойные.
Вы сейчас поедете встречаться с молодёжью в МЦ «Нур», вы её понимаете, знаете, чего хочет эта аудитория, как с ней разговаривать? Они же почти все в смартфонах сейчас, нужно ли им кино?
Иван Жвакин: Они-то сами понимают друг друга? Увёл их немного виртуальный мир в сторону. Я считаю, это ошибка родителей, слишком рано давших неограниченный доступ к гаджетам. Не знаю, на пользу это поколению или нет. От родителей многое зависит. Но случается и так, что ты приходишь на встречу, а ребенок, которому восемь, задает тебе такие вопросы… Не понимаешь, ему с рождения дано или это заслуга родителей.
Влад Канопка: Не вижу в гаджетах проблему. Я в их возрасте сидел с приставкой SUBOR и играл в черепашек-нинзя, но когда приходило время учёбы, я учился, когда приходило время тренировок — тренировался. Доступ к информации — это и хорошо, можно в два клика найти нужное, и плохо. Сейчас ее слишком много, а это приводит к поверхностному восприятию.
Иван Жвакин: Меня больше пугают так называемые рэперы, то, как они опускают ценности до уровня «у меня есть тачка» и так далее. Не видишь в этом проблемы?
Влад Канопка: Нет. Объясню почему. Тексты слабые, если сравнивать с поколением русского рока, есть три лейтмотива, опять же: еда, секс, доминация. Такой немного звериный смысловой уровень. Но! Они музыканты, они пишут му-зы-ку.
То есть это оправдывает пустоту текста?
Влад Канопка: Для меня абсолютно. Плюс образ крутого чувака, кто-то делает это обаятельно и артистично. В этом есть своя эстетика.
Иван Жвакин: А я вот неоднозначно ко всему этому отношусь. Ради чего ты это сделал? Несёшь ты ответственность за то, что ты сделал, или нет?
Влад Канопка: Конечно несут, они же музыканты, они пишут музыку.
Иван Жвакин: Я про любого творческого человека. Он что-то создал, его творение выходит в массы. Несёт он отвественность, за то, что рот открыл, или нет? Так можно разжигать междоусобицы, расовую ненависть, войну развязать.
Влад: Ну, если ты идиот и не понимаешь, что это творческий продукт, вероятно тебе надо лечиться.
Иван Жвакин: Так мы-то говорим о людях, у которых отсутствует этот фильтр. Масса, которая просто впитывает как губка.
Влад Канопка: Думаю, что всё не так опасно. Я рад, что в этом всём есть главное — свобода самовыражения, которой не было раньше. Это лишь этап. А рэперы… Музыка либо плохая, либо хорошая, которая «качает».
И снова меняем тему на более позитивную. Ваня, у тебя замечательный кот!
Иван Жвакин: Он мне пока денег не приносит (смеется). Кот меня радует своим существованием, он очень плюшевый, его приятно гладить. И я, кстати, не разделяю деление на кошатников и собачников.
Собаку какую заведёшь?
Иван Жвакин: Дворовую, наверное, я хочу такой уличный контакт. Хочу верного спутника, товарища и друга.
Влад Канопка: У нас дома жил кот, мама за ним ухаживала, а я пока не готов кого-то брать себе. Зачем заводить «няшность», чтобы и ему проблемы создавать, и себе. Может, когда будет семья, то тогда заведу питомца.
Наталья Рысева: Вот на этой милой ноте мы заканчиваем интервью. Редакция интернет-журнала «МедиаГудс» благодарит вас за беседу и желает вам интересных проектов и хороших ролей!
Поделиться статьёй:
Система комментирования SigComments
Читайте также:
Читайте также
Made on
Tilda